Владимир Кобрин

Где я встречусь с Робинзоном Крузо?

Статьи и интервью

Будет ли у кино второе столетие?

Опрос «Киноведческих записок»

Островский: Будет ли у кино второе столетие?
Кобрин: Невозможно ответить на этот вопрос, не уточнив сначала – что такое кино, или какое кино мы имеем в виду.

Островский: Тогда скажите у какого кино будет второе столетие или переформулируйте этот вопрос на свое усмотрение.
К: Поскольку я болен теми же проблемами, что и все остальные, я бы связал этот вопрос с проблемой тоталитаризма и вообще – с тоталитарной темой в массовом сознании. Я думаю, что кино возникло на вершине, при переходе от 19 века к 20, когда эти тоталитарные идеи начали технологизироваться. И кино – это конечно мощный инструмент тоталитарного сознания. Кино оказалось в роли своеобразного пылесоса, в котором человечество вдруг ощутило потребность.

О: Иначе говоря, если будет второе столетие у тоталитарного сознания – оно будет и у кино?
К: Совершенно верно. А если нет, то кино конечно же уйдет безвозвратно. Кино, помимо своей мифологии было основано на некоем соборном чувстве, на совместном пребывании людей, глядящих в одну точку. Это могло быть только тогда, когда массовое сознание структурировалось определенным образом.

О: То есть, существование кино, по вашему, проблема метафизическая?
К: И культурологическая тоже. Хотя, конечно, в этом была мощная метафизика. Сегодня, глядя на те фильмы, которые в свое время электролизовали миллионы людей просто разводишь руками – как это могло быть?

О: А если перевести это в плоскость технологии?
К: С технологией проблема другая. Я думаю, что пленка, как носитель, она не только не умрет, но по-видимому будет развиваться, как технологическая идея, как сумма каких-то фотографических откровений. Или же ей на смену придет какой-то другой материал, но несущий в себе ту же идею.
Кино очень болезненно отреагировало на «свободу», вобрало в себя что-то худшее, стало показывать то, что нельзя глядеть. А это проблема этики уже – можно ли на это глядеть. Кино всегда спасала именно этическая постановка проблемы – на что можно глядеть вместе. И поэтому кино умирает сегодня без позора. Вот телевидение, наверное, умерло бы с позором, а кино – без. Кино не запятнало себя, или запятнало, но не больше чем карусель, на которой можно и водку пить и девушек любить – карусель в этом не виновата. Кино выполнило свою роль, ту роль – которую ему навязали временные обстоятельства.

О: Но все-таки, кино по-вашему умирает, и происходит это потому, что люди перестали нуждаться в этом массовом пылесосе?
К: Ну да. Можно привести в пример какие-нибудь римские бани... Только император мог мыться в одиночку, а в основном это же было массовое действо. И кино было такой же баней, обязательно коллективной. Человек, который позволял себе смотреть кино дома на проекторе как правило противопоставлял себя государству. Я знаю людей, которые пострадали из-за этого – этого делать было нельзя.

О: Одним словом, кинематограф был ритуалом.
К: Социальным ритуалом. А поскольку все было нормировано, то люди смотрели на экран и причесывались как там было показано, одевались как было показано и пытались судьбу свою выстроить так, как там было показано.

О: Ну хорошо, но ведь ритуал не исчезает бесследно, он переходит в другие какие-то ритуалы. Если человек перестает молиться одному богу, он должен молиться другому...
К: Даже можно еще заострить эту проблему и сказать, что старые боги становятся новыми демонами, и не превратится ли кино в такого демона. Я легко могу себе представить ситуацию, когда молодые люди собираются в каких-то катакомбах и смотрят изображение на 8-мм пленке, ностальгируя на «зернах», эмульсии и т.п. Но прежние «храмы» запустели уже, конечно, навсегда. То единодушие, в котором мы все жили, и которое многим давало иллюзию собственной полноценности, оно разрушилось, общество распалось на очень маленькие группки и поэтому кино не нужно... Я не смотрю телевизор вообще, никогда. Потому что меня возмущает одна единственная вещь: в тот момент, когда я его гляжу, его смотрит вся страна. А я не хочу смотреть что-то вместе со всеми. Это каприз, но я хочу ему следовать и имею на это полное право. Есть люди которые специально записывают что-то на видеокассете, чтобы посмотреть в другое время, и тогда это напряжение уходит куда-то.

Навигация:

Главная
Фильмография
Статьи и интервью
Воспоминания
Призы и награды
Фотографии
Книги
Ссылки

О сайте
О Владимире Кобрине (2010)
Артём Лоенко, email: artyom.loenko@mac.com